zeftera.ru.

Баттон: Принципиально, чтобы бригада стала для меня семьей

Баттон Пройдя в Макларен в 2010 году, Дженсон Баттон внезапно для большинства оказался «на собственном месте».

Впрочем данный год формируется для него не настолько удачно, как 2 прошлых, формируется чувство, что это абсолютно не оказало влияние на его отношение к команде…

Вопрос: Побеседуем о том, как накладывался для вас год. Вы выиграли первую гонку, однако потом итоги быстро усугубились. Как можно это пояснить?
Дженсон Баттон: Как нам известно, первые Гран При прошли удачно, однако потом у нас появилось очень много неприятностей: бригада планировала проверить некоторые новинки, однако ей не получалось отыскать верные опции. В итоге через несколько автогонок мы приняли решение прийти к стандартным опциям.

Мы полагались, что примем решение неприятности с прогревом резины, однако не сумели отыскать к ней подход – покрышки оперативно утрачивали результативность. Мы многое пытались, в любом случае, на моей автомашине. Это стоило мне огромного числа очков, и, в конечном счете, нам понадобилось признать беду.

Вопрос: Можно ли передвинуть на кого-то обязанность за это?
Дженсон Баттон: В определенном смысле в данном есть и моя вина – я чересчур длительное время отказывался прийти к стандартным опциям. Наоборот, я планировал возобновлять работать в том же направлении. Мы были удовлетворены работой автомашины в Валенсии, впрочем итоги не оправдали наших ожиданий. То же самое можно сообщить о Сильверстоуне. Все-таки, у меня получилось восстановить прошлую убежденность внутри себя, в автомобиле и в то, что у нас есть возможность удачно провести уикенд. Неприятность в том, что нам с Льюисом не хватало скорости. В Хоккенхайме картина не поменялась, впрочем у нас получилось сделать большой шаг вперед сравнивая с Сильверстоуном и снова сражаться за первенство.

Вопрос: Автомашина Макларен весьма чувствительна к особенностям автотрассы, либо беды сопряжены с чем-нибудь иным?
Дженсон Баттон: Это сопряжено с температурой автотрассы. Приехав в Венгрию, мы боялись, что +45° – это очень много. Автомашина была действенной при +35°, а +25° – для нас чересчур прохладно. Это весьма узкая грань, однако все располагаются в одинаковой обстановки.

Все-таки, у нас получилось достичь прогресса: мы стали лучше начаться, стремительней вести пит-стопы и действеннее работать с резиной.

Вопрос: Вам 32 года, о вас столько рассказывают на рынке гонщиков. Не так давно вы намекнули, что не намереваетесь оставаться в Формуле 1, так как вам многое не по нраву.
Дженсон Баттон: Да, я многим недоволен. Чем как раз? Секрет (хохочет). В то же самое время мне многое нравится, например, играть за Макларен и сражаться на автотрассе. В команде я ощущаю себя как дома. Мы совместно разрешали ошибки, однако нам получалось одерживать замечательные победы, а это замечательно. Мы верим друг дружке, а мне важно, чтобы бригада стала для меня семьей.

Вопрос: Вы относитесь к тем пилотам, которые уходят, а затем возвращаются? К примеру, Кими Райкконен либо Михаэль Шумахер…
Дженсон Баттон: Мой консультант регулярно говорит: после окончания гоночной карьеры у меня еще целая жизнь, и я смогу многое сделать. Все-таки, нужно быть осмотрительным: как только вы примете решение закончить карьеру, вероятнее всего, обратного путиу не будет.

Я не хочу чересчур рано уходить из спорта: я восторгаюсь автогонками и результатами команды, например, нашим рекордным пит-стопом (2,31 в Гран При Германии). Интервал – критическая вещь. Если приму решение упустить год, я весь год буду полагаться, что смогу прийти в Формулу 1. После возвращения вы испытываете огромную нагрузку, а упущенный год будет солидной утратой.

Вопрос: Представляется, возвращение Кими получилось не менее успешным, чем Михаэля…
Дженсон Баттон: Райкконен намного младше Шумахера. Действительно Кими не заканчивал гнаться – он играл в иных гоночных сериях.

Вопрос: Разрешаете ли вы вероятность представлять Англию, выступая в триатлоне после окончания карьеры в Формуле 1?
Дженсон Баттон: Не сильно очень приятно это рассуждать, однако мне 32 года, таким образом я чересчур ветх для этого. И всё же я грезу когда-нибудь участвовать в интернациональном первенстве Ironman, включающем плавание, бег и гонку на мотоцикле. В нем принимают участие лишь дилетанты. Спорт – это мое хобби, однако он помогает мне готовиться к автогонкам и делает меня мощнее с психической позиции.

Вопрос: Что было истиной в слушках о ваших контактах с Феррари?
Дженсон Баттон: Мы регулярно контактируем с Феррари. При встрече с управляющим итальянской команды Стефано Доменикали я всегда говорю: «Добрый день, как дела?». Он знает свою картину – у меня имеется договор на следующий год. По моему мнению, для продолжения всех этих спекуляций не осталось предлогов.

Вопрос: Всё же, вам угождает тот факт, что вас объединяют с Феррари?
Дженсон Баттон: Кто заявил вам, что меня объединяют с Феррари? (усмехается) Я думаю, Макларен значительного добилась, и о Феррари можно сообщить то же самое. Все итальянцы увлечены спортом, в особенности автомобильным спортом, однако я полагаю, что в Макларен я на собственном месте. Но я готов повторить: «никогда не показывай никогда».

Вопрос: Считаете ли вы, что 3 года назад у Фернандо Алонсо появилось столько неприятностей в Макларен, что он больше не попытается ни с кем разделять команду?
Дженсон Баттон: Если он может не разделять команду с партнером, он так и сделает, впрочем я не считаю это верной позицией. Фернандо – весьма умный пилот. Вероятно, при иных жизненных обстоятельствах я бы с превеликим удовольствием с ним потрудился. Понимаю, что это непросто, однако всегда любопытно иметь весьма разумного и трудного партнера.

Я восторгаюсь Алонсо не меньше, чем Аленом Обычном. Он сделал прекрасную окружающую среду в Феррари. Сострадаю Фелипе Массе, однако я думаю, что вся бригада действует на Фернандо. Если б испанец не был настолько одарен, он не сумел бы достичь настолько больших итогов и всех завлечь на собственную сторону. Однако он прекрасный молодой человек, знаменитый пилот.

Вопрос: Считаете ли вы, что он сумеет выиграть титул в Феррари?
Дженсон Баттон: Если б спросили меня про это перед первой автогонкой, я бы дал ответ «нет». Но бригада замечательно сделала собственную деятельность, регулярно улучшала автомашину и не разрешала погрешностей, а Фернандо получал очки во всех, даже наиболее проигрышных, автогонках, впрочем конкуренты также не стояли на месте. Это не означает, что сейчас им будет без проблем достичь результата: в настоящее время в первенстве весьма высокий уровень конкуренции.

Я не понимаю, способен ли навязать Фернандо войну в собственном зачете – в настоящее время я очень много ему уступаю. Но никогда в жизни не показывай никогда в жизни. Судя по тому, как формируется борьба в первенстве, он может потерять двадцать либо 15 очков в следующих автогонках.

Вопрос: В Германии вы преследовали Алонсо в течение нескольких сфер. Какое ощущение у вас сложилось о нем и о Феррари?
Дженсон Баттон: Мне представилось, что у них прекрасная и надежная автомашина. Но мне трудно о ней осуждать – в Хоккенхайме у него получилось прекрасно работать с резиной.

В самом начале автогонки он был весьма резв в 1-м повороте, приблизиться к нему было нельзя. В третьем и 3-ем повороте он применял весь заряд KERS, потому мне также не удалось его превзойти.

Вопрос: В 2016 году вы вновь проживаете в Монако. Ваша подружка на 50% аргентинка, на 50% японка. Вам нравится ваш образ жизни?
Дженсон Баттон: Да. Помимо этого, мне нравится, что в Европе всё размещено весьма вблизи друг к дружке: я могу на мотоцикле добраться до Италии, и дело не только лишь в том, что в Италии чашка эспрессо стоит 1 euro, а во Франции – 5.

Вероятно, я бы не отправился в далекие страны, однако оказался там в роли пилота Формулы 1, к примеру, Бахрейн, Абу-Даби, Сингапур, Новая Зеландия… Нет, вероятно, я бы сгонял в Австралию и по собственным делам. Более всего предпочитаю считать различия между государствами – в архитектуру, в габаритах территории. Действительно, автодорога в Европе занимает не много времени.

Вопрос: Отчего вы не вселились на полуострове Гернси, он вам так импонировал…
Дженсон Баттон: Мне весьма близка мысль завести дом с садом – в душе я буколический молодой человек, выросший в Сомерсете. Гернси – прекрасное место, однако там плохой климат.

В настоящее время я держусь в квартире однако, в любом случае, ежедневно схожу на улицу. Я из тех, кто обожает есть с приятелями на каком-то пляже, либо делать восхождения на гору, т.е. заниматься тем, что приносит наслаждение либо дает возможность прекрасно потренироваться перед автогонками. Не случайно я в сильной фигуре!

Вопрос: Считаете ли вы, что Макларен оставит состав гонщиков в 2016 году?
Дженсон Баттон: Да. Когда вы оказываетесь в такой команде, как Макларен, вам больше не хочется ничего поменять. Льюис появился в Макларен и с первого года обрел автомашину, которая могла периодически сражаться за победу в автогонках, если не за титул, а моя судьба формировалась иначе: я через многое прошел, и не повсюду сумел достичь результата.

Не понимаю, какая бригада могла бы сменить Льюису Макларен. Вероятно, это была бы Феррари, либо Мерседес, если Михаэль Шумахер примет решение уволиться. Это успешные виды. В любом случае, обе команды готовы сражаться за победу.
 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>